Мы вышли из дома?

«Коронавирус никуда не делся», — говорят одни. «Ну и что теперь? Всю жизнь просидеть дома?», — отвечают другие. Третьи выходят на работу в офис, потому что другого варианта им не предложили. Четвертые уверены, что сейчас безопасно, но ждут вторую волну... Как ориентироваться в такой неоднозначной ситуации, на что опереться? Психолог фонда Наталья Клипинина помогает разобраться.

Фото: CDC для Unsplash
Фото: CDC для Unsplash

Почему перестроиться — сложно?

Ограничения отменили слишком резко. Уход на самоизоляцию происходил постепенно: сначала остаться дома предложили людям старше 65 лет, потом закрыли школы, детские сады и вузы, офисы перешли на удаленную работу, были введены пропуска и административные наказания за нарушения. А вот сняли все ограничения сразу, и по мнению многих — преждевременно.

Люди просто не успевают перестроиться психологически. Любое изменение поведения требует времени, кроме того, кому-то это делать проще, кому-то сложнее. Тем из нас, кто осознанно сидел на самоизоляции, привык наблюдать за ситуацией и анализировать ее, будет сложнее резко и без проверки отказаться от ограничений. Те, кто относился к карантину как к вынужденной мере, с большей легкостью откажется от давления и наконец-то займется своей жизнью и своими делами и будет, скорее, игнорировать ситуацию угрозы, если она возникнет.

Нет полной картины происходящего, четкой оценки ситуации и разъяснений. Когда был снят режим самоизоляции, число заболевших в сутки соответствовал активному приросту числа заболевших в период «плотной» самоизоляции (в Москве 9 июня было 1000 новых случаев). В такой ситуации легко потерять чувство безопасности и доверия: оказывается, одна и та же ситуация может означать «и белое и черное». Но важно учитывать все факторы, которые делают ситуацию сейчас не такой, как тогда. Идет стабильный спад числа заболевших, увеличивается процент выздоровевших (хоть он не столь стремительный, но и бума роста заболевших, которого боялись, не происходит). Часть людей уже переболела и приобрела иммунитет, часть людей осознанно продолжает оставаться на самоизоляции, снижая риски распространения инфекции. Кроме того, большинство из нас научились элементарным, но эффективным правилам безопасности.

Много спорной информации о болезни и лечении. Информация часто меняется и будет меняться. Ведь для всего человечества — это ситуация изучения и исследования. Например, раньше считалось, что человек без симптомов заболевания (носитель) может быть опасен. Сейчас склоняются к мнению, что скорее всего нет. Чтобы быть заразным, нужно все-таки иметь симптомы. Зато список симптомов увеличился: теперь даже банальный насморк может быть признаком, хотя раньше говорилось, что это не так. Информация все время уточняется, мы вынуждены бесконечно переучиваться в процессе, а это всегда сложно.

Что может помочь?

Продолжайте соблюдать правила безопасности:

  • не забывайте про социальную дистанцию;
  • обрабатывайте (мойте) руки;
  • избегайте мест, где слишком много людей, не контактируйте с заболевшими;
  • пользуйтесь средствами индивидуальной защиты;
  • встречайтесь с друзьями на свежем воздухе;
  • самоизолируйтесь, если чувствуете себя неважно;
  • внимательно относитесь к своему здоровью, вовремя обращайтесь за помощью и избегайте общения с ковид-диссидентами.

Тестируйте реальность. Анализируйте ситуацию, задавайте вопросы, слушайте ответы, определяйте риски (приемлемые для себя). Сейчас мы все находимся в зоне неопределенности. Даже те люди, которые берут на себя ответственность и принимают решения по мерам ограничений, находятся в такой же ситуации: в точности они не знают, как все будет и когда точно пандемия закончится. Есть противоречивые прогнозы, опыт разных стран (более удачный или менее), разные ожидания и надежды (на создание вакцины, длительный иммунитет у переболевших).

В разных городах и странах — разная эпидемиологическая ситуация. У разных людей — разные риски заразиться и разные прогнозы по течению болезни и угрозе жизни (в зависимости от профессии, состояния здоровья, образа жизни, доступности медицинской помощи).

Как бы нам ни хотелось «расслабиться и забыться», мы должны оценивать, что происходит, какова угроза, какое поведение для себя мы считаем менее рисковым, на чье мнение будем ориентироваться, какие дополнительные правила соблюдать. Ситуация меняется и нужно за ней внимательно следить (и ее заново нужно будет оценивать, если, например, вы уедете в другой город). Осторожное тестирование реальности и оценка индивидуальных рисков поможет понять, как себя вести и как сформировать индивидуальный план выхода из самоизоляции.

Не бойтесь брать на себя ответственность за свое здоровье и жизнь. Что делать, если работодатель предлагает вернуться в офис, а вы категорически не согласны с этим решением? Защита и безопасность сейчас — это не только решение наших руководителей. Бывает, что начальство не видит угрозы, опасности или ее игнорируют во избежание других рисков. Как ответственные граждане мы должны выходить из пассивной позиции и начинать говорить о своих тревогах и мнениях. В таких случаях мнение коллектива, профсоюза, сотрудников отдела или даже одного человека приобретает важную спасительную ценность. Ответственное поведение должно проявляться во всем, даже в озвучке собственного мнения или страхов. Известны ситуации, когда люди увольнялись с работы, понимая, что политика руководства небережная. И в общем, они спасли себе здоровье, а может быть и жизнь.

Но кому-то выйти в широко открывшиеся двери было легко!

Интересно проанализировать, кто это сделал. Среди таких людей много тех, кто переболел — их риски минимальны. Есть те, кто не может прерваться и продолжает работать в опасных точках: такая категория вообще плохо поддается увещеваниям — они настолько привыкли к тому, что вокруг происходит, что давно потеряли чувствительность. Для них понятия «еще страшнее» не существует.

Есть люди, которые заявляют: «Я хочу побыстрее переболеть и больше об этом не думать». Это тоже позиция. Никто пока не знает последствий этой болезни, насколько сильный иммунитет формируется, но точно известно, что массовых повторных заражений нет.

Те, кто отрицает болезнь, наверное, имеют веские причины для этого. Например, они понимают, что не выдержат ограничений. Или ситуация угрозы для них так страшна, что отрицание помогает им в каком-то смысле сберечь свою психику от раскола.

Почему второй раз отправить всех по домам будет сложнее?

Те, кто был уверен, что это вынужденная мера, резким снятием карантинных мер получил подтверждение, что они были необязательны. Поэтому уговорить его на повторный эксперимент точно будет сложнее. Одно и то же действие не может быть и белым и черным одновременно. Это вызывает внутренний протест и неприятие, кажется неразумным, нелогичным и так далее.

Для тех, кто ответственно соблюдал изоляцию, это тоже не приемлемо, потому что ряд мероприятий был излишен, а какие-то — недостаточны. Теперь всем стало понятно, что действовать надо было не так. Вообще полученные во время самоизоляции знания стоит проанализировать и передать детям. Опыт эпидемий у человечества есть, но со временем он забывается, и когда случается новая волна, те правила невозможно быстро интегрировать в жизнь. Психике свойственно уставать жить в условиях опасности, про нее хочется забыть и вытеснить.