Максиму Орлову срочно нужен препарат эрвиназа

У Максима острый лимфобластный лейкоз. Он получил курс химиотерапии, после которого бластные клетки в крови практически исчезли. Но проявилась аллергия –– анафилактический шок –– на один из основных препаратов терапии –– «Аспарагиназу». Заменить ее можно зарубежным аналогом –– «Эрвиназой», к следующему курсу лечения необходимо приобрести 2 упаковки препарата общей стоимостью 3 500 евро.

Максим Орлов спит напротив меня в синих колготках и синей же полосатой кофте с белой соской во рту. Когда человеку один год и восемь месяцев, он может себе позволить встречать гостя, посапывая и причмокивая. Конечно, мне бы хотелось поговорить с этим человеком, тем более что я точно знаю, что говорить он умеет. Он знает слова «мама», «папа», «диди» (брат Денис), «нана» (соседка по амбулаторной квартире Настя Дементьева). Максим вообще очень общительный. Летом Максим ходил с мамой в больницу мимо фонтана в виде слоника и всегда с ним здоровался – приветливо махал рукой.

Врачам Максим тоже всегда радуется и совсем не боится. У годовалых ребят короткая память, и Максим совершенно забыл, как в начале апреля в Тамбовской больнице вокруг него собрались 10 человек врачей и медсестер, чтобы сделать пункцию костного мозга. А вот мама Максима помнит, и как он тогда кричал, и когда она три ночи потом плакала и молилась, чтобы подозрение на лейкоз не подтвердилось. Подозрение подтвердилось.

Мама Максима помнит, как продавали корову, чтобы собрать деньги на билеты в Москву и на жизнь в столице. Помнит, как упала в обморок, когда Максиму устанавливали в РДКБ катетер. И как врач посоветовала ей взять себя в руки, потому спасать надо мальчишку, а не откачивать маму.

Мама послушалась. Она уже почти не плачет, так, лишь слезы смаргивает, когда рассказывает, как Максим героически прошел первый 36-дневный протокол лечения, после которого бластные клетки в его крови практически исчезли. И как потом начались блоки высокодозной химиотерапии препаратом «Аспарагиназа».

Первый блок прошел хорошо, на втором началась рвота, а на третьем –– вообще удушье. Мама ужасно перепугалась, врачи тоже. Но в отличие от мамы, врачи не удивились –– на «Аспарагиназу» у детей иногда бывает аллергия, которая проявляется вот таким опасным образом. Врачи умеют с ней справляться. И даже знают, что вызывающую аллергию «Аспарагиназу» успешно заменяет препарат «Эрвиназа», который очень хорошо убивает злые клетки и без всяких побочных явлений в виде сердцебиений и удушья.

Одна проблема –– «Эрвиназа» не продается в нашей стране, купить ее можно только за границей, и государство покупку этого препарата не обеспечивает. Не под силу купить «Эрвиназу» и родителям маленького Максима. Его папа работает механиком в селе Озерки Тамбовской области, получает 4 тыс. рублей. Примерно столько же составляет и пенсия по инвалидности для Максимки. Пенсию мама оставляет в Озерках: мужу и 13-летнему сыну Денису, потому что им же надо на что-то жить. На что-то надо жить и Светлане с Максимкой в Москве. Полгода болезни они жили на деньги, вырученные от продажи домашней скотины. Уже все продали, осталась одна картошка, которую никто не хочет покупать.

Фактически, Максимке с мамой не хватает уже даже на еду, а не только на «Эрвиназу». Сейчас им очень нужна наша помощь. Максим – совсем малыш, а значит и «Эрвиназы» ему нужно всего-то две упаковки общей стоимостью 3500 евро. Волонтеры умеют привозить «Эрвиназу» в Москву больным детям, врачи умеют ею лечить.

Дела у Максима идут неплохо, бластных клеток в крови практически нет. Очень важно закрепить этот результат и довести лечение до конца. А у Орловых сейчас как бы отложенное будущее, вся семья замерла в ожидании выздоровления малыша. Даже брат Денис отказался от своей мечты –– поступления в кадетское училище, пока Максимка не поправится. С мамой Светланой мы проговорили почти целый час, а Максимка все это время проспал. Интересно, что ему снилось?