Забавный рассказ донора о сдаче тромбоцитов

Красота неземная. В кресле напротив сидела удивительная девушка, похожая на Одри Хепберн. Она пришла на переливание в белой блузке с большим стоящим воротом и коротким рукавом с невероятно широким отворотом. Полтора часа в одной позе – это вам не просто так. Ноги девушки затекли быстрее моих, и она подтянула их к попе – ступнями внутрь. Одри Хепберн в белой блузке в позе лотоса с торчащими из вен иглами – красота!

 

Тут я наконец сдал кровь

Избранное. Особо (или особам?) нервным не читать. Я полулежал в удобном кресле, красиво опутанный извивающимися трубками системы. Игла уверенно вошла в руку, но дурная кровь все же брызнула; несколькими каплями она украсила светлое кожаное кресло и мою футболку. Врач ловко заткнула фонтан иглой, и в то же мгновение в торчащей из вены соломинке для коктейля начал расти столбик крови. Медленно багровея из бледно-розового в почти черный, он неожиданно сорвался с места и по извилинам пластикового туннеля начал свое стремительное движение.

Красота неземная. В кресле напротив сидела удивительная девушка, похожая на Одри Хепберн. Она пришла на переливание в белой блузке с большим стоящим воротом и коротким рукавом с невероятно широким отворотом. Полтора часа в одной позе – это вам не просто так. Ноги девушки затекли быстрее моих, и она подтянула их к попе – ступнями внутрь. Одри Хепберн в белой блузке в позе лотоса с торчащими из вен иглами – красота! К сожалению, она не откликнулась на мое предложение свести пальцы лежащих на подлокотниках рук в характерной фигуре, известной по фотографиям Мадонны. Пришлось мне самому так сесть. Вскоре от красоты девушки не осталось и следа: замерзшее тело Одри Хепберн спрятали под плед, а на руки натянули огромные рукавицы.

Лежа в луже.
- Щас я вам сделаю укольчик глюконата кальция, и вам станет тепло! – сказала врач. - Может быть, ОЧЕНЬ тепло. А может, и нет. Кому как. ОЧЕНЬ тепло стало почему-то языку, внутренним сторонам губ, а также в области трахеи и, извините, пятой точки. ОЧЕНЬ тепло. От пятой точки (снова извините) тепло волной двинулось в сторону паха.
- Мне бы пальцы согреть, - сказал я, - а у меня, простите, только задница греется.
- Ну это уж к каким органам у вас больше всего крови приливает!
Ну вот, все люди как люди, лежат себе, греются глюконатом кальция, а у меня задница становится горячей. Ощущения – будто вернулся в младенческий возраст и лежу в луже.

Нэшнл джиогрэфик представляет: Интересные цифры. 93 минуты я провел в кресле с торчащими из обеих рук иглами. Из вены правой руки выкачали 5329 миллилитров крови. В вену левой руки вернули моюже кровь, только уже без 140 миллионов тромбоцитов. Недостающий объем восполнил физраствор. Это тот же физраствор, в котором можно хранить контактные линзы или какой-то другой? (Надеюсь, внего случайно не попали чьи-то линзы) 140 миллионов тромбоцитов – это 14 доз. При однократном переливании больному необходима «1 терапевтическая доза» на 10 килограммов веса. Тромбоцитыпереливают почти сразу после сдачи, потому что они «живут» всего три дня. В отличии от плазмы – в замороженном виде она остается пригодной для переливания в течение двух лет. За время сдачи крови меня трижды согревали уколами глюконата кальция, в общей сложности введя в меня 10 миллилитров препарата.

Кстати. Группа крови у меня оказалась самой "ходовой" - первая, положительный. Увереность в собственной исключительности тает на глазах.

Источник.

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.