Кристине Шиманович необходим препарат «Эрвиназа»

Кристине Шиманович необходим препарат «Эрвиназа» стоимостью 348 000 рублей рублей. Мы просим вас о помощи.

Кристина спит. Мы сидим на кровати рядом – больше в шумной амбулаторной квартире уединиться негде, в каждой комнате по семье с больным ребенком. Кристина спит под одеялом с головой. Мама рассказывает, что они с дочкой приехали лечиться в Москву из деревни Ершово, из-под Пскова. Что растит Кристину она одна, помогали бабушка и прабабушка, но прабабушку саму недавно парализовало. Живут они с… «Бабой Тоней и бабой Зиной», - звучит из-под одеяла.

«Мам, адень мне оготки», - на секунду показывается лысая голова. Кристина ловит взгляд незнакомого ей гостя и мигом прячется под одеяло снова. «Патя адень». Мама снимает со стула колготки и зеленое платье, одевает Кристину. Кристина хитро выглядывает, прячась за мамиными руками.

В середине лета Кристине исполнилось три года. Тогда же у нее по телу пошли маленькие пятна. Мама думала, что это резинка от штанов натерла кожу. Пятна не проходили. Кристину повели сдавать на всякий случай анализы. А на следующий день позвонила врач из больницы: «Собирайте ребенка и ложитесь в больницу. Диагноз скажем, как приедете». Мама говорит, что «была готова ко всему» - думала, что у Кристины окажется какой-то редкий вирус, придется лечиться несколько месяцев... Врач долго не знала, как сказать, что у девочки не вирус. У девочки рак. Острый лимфобластный лейкоз. И лечиться ей несколько лет.

Кристина любит «катоску», мороженое, творожок и конфеты. Все это, кроме пюре из «катоски», ей сейчас нельзя. «Я еще болею, видишь?», - говорит Кристина, показывая на капельницу. Кристина считает, что если висит капельница, значит, она лечится. Как поправляется – ее отпускают на амбулаторную квартиру. А когда совсем поправится, разрешат поехать домой к бабе Тоне и бабе Зине. И кошкам Мурке и Дине.

«Мама, он что, болеет?», - кричит Кристина на улице и в магазинах, если видит лысых мужчин.

Мама хранит в своем мобильном две фотографии. На них Кристина лежит на подушке с огромными раздутыми губами и веками, с гримасой боли на лице. Фотографии были сделаны в конце третьего блока. Кристине повесили пакет с химиотерапией под названием «Аспаргиназа», начали капать. Кристина захныкала: «Мам, голова болит». «Ляг», - ответила мама и стала мерить ей давление. У Кристины заболели зубы. Тогда мама бросила недомеренное давление и побежала за медбратом. Когда вернулась, Кристина уже лежала с раздутыми губами, веками и руками. Врач сразу перекрыла капельницу и сделала укол, который должен был остановить реакцию.

Так выяснилось, что у Кристины непереносимость одного из основных химиопрепаратов для лечения ее заболевания. Отек сняли, но фотографии мама с мобильного не стирает.

«Катяй», - говорит Кристина и подкатывает розовую коляску с розовой куклой в розовой одежде. Это ляля. Лялю подарил на Новый год Дед Мороз в больнице. Других игрушек у Кристины почти нет. Играть Кристине больше нравится с волонтерами или соседями по отделению. Кристина очень не любит лежать два часа вниз головой после пункции, как говорит ей врач, и все время норовит соскочить с кровати и поиграть в войнушку или футбол с таким же лысым и маленьким Васей.

Когда гремит гром, Кристина прячется под одеяло и спрашивает: «А у грома руки есть?».

Лечение нужно продолжать. Нужен какой-то не вызывающий столь сильную аллергию аналог лекарства. Врачи говорят, что единственный вариант для Кристины – применение зарубежного, не вызывающего аллергии, лекарства «Эрвиназы». «Эрвиназа» продается в Англии и стоит около 100 тысяч рублей за упаковку. Кристине надо 3 упаковки, а еще оплатить 18% НДС на таможне, итого выходит 348 000 рублей. Другого выхода у Кристины просто нет.

Кристина в зеленом платье с розовым колечком на пальце возит по комнате своей амбулаторной квартиры розовую лялю в розовой коляске. И повторяет услышанную из разговора взрослых фразу: «Какой дудом», «какой дудом», «какой дудом»...